The Headless Way
Direct access to our
essential nature is a human right
NoFacebook page on Facebook Facebook
Headless Way page on Facebook Facebook
Sign up for our Newsletter Newsletter
Sign up for our Online Course eCourse

ЗАПИСИ СЕМИНАРА

Тот, Кто Стоит за Миром................................................................Семинар в Сиднее1992
Семинар Дагласа Хардинга
Проведен для Фонда Раманы Машарши,
Лондон, 17 Сентября 2000 года

Я прошу прощения, что пропустил половину семинара. Кэтрин хотела бы быть здесь, но она немного приболела. Итак, мои теплые приветствия этому собранию, особенно, новым друзьям, которых я раньше не встречал.

Как я это вижу, моя работа совсем не носит религиозного характера. У нее есть религиозные последствия и послевкусие, но она совсем не связана с религией. Она, я думаю, во внимании, в том, как заметить и пробудиться к тому, что происходит в нашей жизни. Она в том, чтобы быть в сознании действительно. Я не нахожу ничего действительно «религиозного» в тех вещах, которые я осознаю.

Например, я приехал к вам этим утром из Ипсвича на поезде. Меня интригует поведение….это не телеграфные столбы, а столбы, поддерживающие провода….поведение этих столбов. Есть ли что-либо религиозное в поведении столбов, знаете, когда они пробегают мимо….ч…ч….ч? Я не думаю, чтобы это была религиозная вещь, не так ли? Еще один пример, которым я хотел поделиться с вами сегодня, это то, из чего мы смотрим. Когда я надеваю мои очки, их пара, но когда я надел их - я смотрю из монокля! Одно! И что же религиозного в том, что я сосчитал количество линз в вашем монокле или велосипеде, как бы оно ни называлось?

Я также занимаюсь видением: где исчезает цвет и структура моей рубашки. Где я не могу ее больше видеть. Я провожу линию – пограничную линию здесь – между тем, у чего есть цвет, и что кажется бесцветным. Можете вы мне сказать, что же религиозного в наблюдении того, где цвет исчезает и превращается в не-цвет? Я не нахожу в этом ничего религиозного, ни в других вещах, которые кажутся мне очень важными для осознания, которые нельзя стереть из опыта человека.

Тем не менее, в течение последнего полувека я занимался тем, что смотрел на эти простые, обычные, каждодневные вещи, и действительно замечал, что происходит, и не пропускал и не отрицал их. Хотя моим делом было смотреть на эти не-религиозные вещи, я думаю, что то, что я обнаружил, и то, что мои друзья обнаружили вместе со мной, имеет огромные последствия для того, что мы называем духовной жизнью, и ... религиозной жизнью.

Сегодня мы проделаем серию небольших экспериментов, опытов или тестов, чтобы увидеть, что же действительно происходит в нашей жизни. Мне это кажется очень важным, волнующим, интересным и чарующим - посмотреть свежим взглядом, и увидеть, правда ли то, что целый ряд выдающихся психологов, психиатров и других людей говорили мне, что функция общества направить выдумки в сознание человека. Когда мы примыкаем к человеческому клубу, мы соглашаемся видеть не то, что мы видим, а то, что общество, язык, условности позволяют нам видеть. Принадлежать к человеческому классу - означает погружаться, я думаю, что вы согласитесь, погружаться в галлюцинацию, действительно в иллюзию, я бы сказал.

Это совсем неплохо, если это обычная иллюзия, но если это иллюзия о нашей природе, это может быть очень печально, я думаю – очень печально. Психологи предупреждали нас об этом. Я вспоминаю выдающегося американского психолога, которого я знал, который выражал это очень своеобразно. Он говорил: «Мы все рождены принцами и принцессами, а задача общества в том, чтобы обратить нас в лягушек».

Это очень наглядный способ выражения мысли. Это был Эрик Берн, специалист по транзакционному анализу – очень яркий человек, действительно, с которым я работал какое-то время. Эрих Фромм, еще один нео-Фрейдистский американский психолог, еврей по национальности и также яркая личность, сказал то же, что и я раньше: что задача общества в том, чтобы направить выдумку в сознание – просто повести нас по тропе в саду и говорить вещи, которые правдой не являются. Тогда нужно ли нам быть правдивыми по поводу того, что мы испытываем, и страдать от этих галлюцинаций и удобных социальных фикций? И почему мы должны искать облегчение в этих социальных фикциях?

Я думаю, по ряду причин. Видите ли, что-то случилось с вами - нечто чрезвычайно ценное и удивительное, и я думаю, очень часто оставляемое без внимания и пропускаемое. Какая-то огромная выгода, которой вы наслаждаетесь, и наслаждаюсь я, и это уже произошло. Оно СЛУЧИЛОСЬ.

Если вы думаете биологически, то шансы, что вы один случаетесь - миллиарды к нулю, не так ли! Вы случились. Мне кажется, что уже случившись, будет очень жаль ни разу не посмотреть на это. Чтобы жить и умереть, не заботясь о том, чтобы увидеть, кто это делает, кажется таким тщедушным. Случившись, давайте сознаемся себе, давайте испытаем волнение и радость, и выясним, что «произошло», и, взяв отпуск от социальных фикций, просто посмотрим на это.

Вот чем мы займемся сегодня. Первая причина в том, что мы случились, мы произошли, и мы не собираемся жить и умереть, не посмотрев на это САМИ, не на то, что большой брат, язык и общество говорят мне, кто я, а на то, что я действительно испытываю. Вторая причина в том, что, как я это понимаю, все великие духовные традиции, их шесть, из них на Востоке - три: индуизм, буддизм и таоизм, и на Западе три - иудаизм, христианство и ислам – и каждая из этих великих духовных традиций имеет свою необычайную историю. Удивительную, и сумасшедшую историю, можно сказать. Очевидно, эта история подавлялась и отрицалась, люди поджаривались на углях за ее пересказ, за то, что рассказывали не вовремя и слишком часто. Каждая из этих духовных традиций находится в согласии с другими по одному этому вопросу, этому потрясающему предложению: что хотя ты смотришь, как человеческое существо, и в действительности ты человеческое существо, но в своей сердцевине, откуда ты происходишь, твоей Домашней Базе, том, из чего ты смотришь, совсем не человеческое. Оно совершенно другое.

Тот, Кто ты действительно-действительно есть, в сердцевине, в своей самой глубинной природе, твоей самой осознанности - это не продукт мира. Это источник мира.

Это загадка за сказочной вселенной, что вы - не малая часть этого божественного огня, не искра этого божественного огня, а пламя, сам огонь, все это присутствует в вас, из чего вы смотрите, ближе к вам, чем тот парень в зеркале, ближе к вам, чем все остальное. Кто вы есть, кто вы действительно есть, есть не что иное, как то самое, В ПОЛНУЮ СИЛУ! И процветаете при этом. У вас не маленькая несчастная версия этого здесь, а великолепная версия, там, где Алан, и еще более замечательная там, где Джейн, и так далее, вы знаете, разные виды искр от того огня. Каждый из нас ОХВАЧЕН этой полной тайной.

Все шесть религий говорили об этом, их собственным голосом. Конечно, их языки различны, а их популярные версии дико различаются. Я не говорю о распространенных непониманиях этих шести великих вероисповеданий. Я говорю о том, что лежит в их секретном сердце. И мое предположение в том, что прямо сейчас, в этой комнате то, из чего вы смотрите, имеет нечеловеческую природу. Это сама Божественность. Это Тот, кто стоит за миром.

А теперь можно справиться с этим предположением с помощью одной или другой великой религии, и я думаю, что это самый подходящий способ сделать это. Все, что я хочу сказать - это не единственный путь. Есть еще другой путь, который, я бы сказал, к религиозным совсем не относится. И этим путем я предполагаю поделиться с вами сегодня – что-то типа «номер семь». Номер семь – это совсем не религия, а, как бы это сказать, внимание к тому, что дано. И это то, на что мы обратим наши взоры сегодня утром.

Таким образом, существует пока две причины, чтобы рассмотреть этот вопрос самого базового опыта с телеграфными столбами, очками и простыми, обычными или садовыми вещами, чтобы увидеть, правильно ли мы видим. Первая причина в том, что, как было сказано великими мистиками всех религий, что мы не понимаем, и что общество – это фиктивный инструмент для обмана нас в отношении, кто мы есть и что мы есть. Вторая причина, которая является для меня фактически первой в том, что “случившись, черта с два я буду жить дальше или умру, не посмотрев хорошенько на это все сам, безотносительно святош или святых писаний, или чего-либо еще. Я попробую ОТВАЖИТЬСЯ посмотреть на это сам, на себя”. И когда я буду это делать, постараюсь с вами поделиться, я вижу, что все противоположно тому, что мне говорили.

Итак, дело не в том, что я не похож на то, как меня представляет общество, просто немного другой, знаете ли, немного не похож на человека. И дело не в том, что я НЕМНОГО не похож на ту историю, которую мне рассказали обо мне. Когда я осмеливаюсь посмотреть, когда у меня хватает смелости и интереса посмотреть, я нахожу, что это точная противоположность во всех важных аспектах по сравнению с тем, что мне говорили.

Я нахожу это удивительным. Я абсолютная противоположность тому, что мне говорили обо мне самом. И я нахожу это, не занимаясь поиском в святых писаниях, который является очень хорошим занятием, и я этого не отрицаю. Что я говорю, это существует способ, которым мы собираемся поделиться друг с другом сегодня, просто посмотреть, и увидеть, и проверить, что говорит Даглас. Я абсолютно и глубоко убежден, что я во всех самых важных аспектах Первого Лица, в Сердцевине, откуда я происхожу, как тот, кто и что я действительно есть, точно, противоположный – можете вы быть совершенно противоположным? – противоположный во всех важных аспектах по сравнению с тем, кем я выгляжу.

Теперь вы поняли, как выглядит Даглас, и это ваша проблема. Знаете ли, борода и все такое; старый девяносто-однолетний образец, археологический образец, вы получаете его, и это ваша проблема. Но ЗДЕСЬ, видите ли, все по-другому. Я хочу сказать, я смотрю на вас, как будто я смотрю из ДВУХ дырочек во фрикадельке – нет, не так. Хорошо, я думаю, мы увидим, что это совсем не так. И для вас я выгляжу очень плотным, чересчур плотным, немного неуклюжим и все такое. А в действительности я оказываюсь каким-то полупрозрачным ... Но когда я смотрю ОТСЮДА, я нахожу, что прозрачность продолжается все дальше и дальше.

Кажется, что я приехал сюда из Ипсвича. Выглядит так, будто я хожу по комнате. Но я нахожу, что не я хожу по комнате, а комната идет вокруг внутри меня. В поезде я заметил, что не я двигаюсь, а это телеграфные столбы едут мимо. Это деревья и дома, и маленькие холмы Восточной Англии. Это они двигаются. Все точно противоположно тому, как я был разрекламирован. И когда я смотрю СЮДА, то все новости ТОЛЬКО ХОРОШИЕ.

Вы видите - третье лицо глядит на это, и это Хорошая Новость. Для меня так или иначе это Хорошая Новость. Я нахожу, что социальные фикции, которые от меня требовалось подтвердить и принять на веру - ничтожные, действительно. Мне говорят, что мой срок хранения девяносто один год, сколько это будет дней? месяцев? Я не знаю. Я не хочу дожить до века, но может и так случиться, я полагаю. В этом моя история. То, как я выгляжу, это тот, чей срок хранения очень короток, и кто очень маленький, очень ограничен и очень человечен, и на миллиард миль во всех отношениях от Королевства, и Мощи, и Славы, стоящей за миром.

Но когда я смотрю СЮДА, и осмеливаюсь быть своим авторитетом, и действительно вижу, что происходит, я нахожу, что все в действительности противоположно тому, что мне говорили. Это Хорошая Новость, потому что человек открывает настоящее чудо радости. Это все расставляет по своим местам. Еще одна прекрасная вещь в том, что то, что я вижу здесь, когда я приближаюсь к этому с полностью светской, а не-религиозной точки зрения, подтверждает и подчеркивает, что эти шесть великих традиций говорили о моей подлинной природе. Это окончательная причина для того, чтобы посмотреть, что мы собираемся сделать сегодня с тем, что ЗДЕСЬ.

Это практично. Это то, что мы собираемся делать сегодня. Как вы видите, я принес мешок фокусов сюда. Мы собираемся сегодня заняться не болтовней – я занимаюсь болтовней сейчас, я говорю, но словами никого не убедишь, я думаю. Они входят в одно ухо и выходят из другого. Слова не убедительны на этой территории. Но что, я думаю, убеждает – это то, что мы можем действительно ясно увидеть непосредственно сами. Это означает невербальное экспериментирование. А теперь не волнуйтесь, потому что эксперименты, которые мы собираемся проделать, совсем не раздражающие. Они очень просты, очень непосредственны, совсем не сложны, и ни капельки не раздражают. Но главное на сегодня именно эксперименты. Болтовня, конечно, необходима, чтобы ввести не-вербальные эксперименты. О чем эти эксперименты?

Эксперименты используют инструментарий. То, что я нахожу, видите ли, НЕВЕРОЯТНО трудно увидеть из-за силы языка и силы большого брата в обществе. Нас запугиванием заставляют поверить в те вещи, которые не настоящие. А общество, благослови его бог ... мы должны принадлежать к Клубу – мы не можем обойтись без Человеческого Клуба. Мы должны, и должны очень много Человеческому Клубу. Но цена, которую мы платим за членство - хрен знает, как высока! То есть цель наших экспериментов - найти способ быть лучшими членами Человеческого Клуба, в то время как пытаемся отказаться от такого по-сумасшедшему дорогого и абсурдного членства. И каково членство в Клубе, из которого я предлагаю вам выйти? Вот в чем оно: что я ЗДЕСЬ то, как я выгляжу для вас.

Этот dictum, или принцип, в действительности подразумевается, написан мелким шрифтом на бланке, регистрируя наше членство в Человеческом Клубе. Если я хочу знать, что я есть - я смотрю в зеркало: это Даглас в зеркале, это я, и то, что вы видите, то я и есть, и то, что я вижу, я вижу в зеркале там, но это в действительности ЗДЕСЬ. И я – то, как я выгляжу. Хорошо, я обещаю вам, как я говорил ранее, что то кто я есть, спасибо Богу, просто практически противоположно тому, как я выгляжу. То же относится и к вам.

А теперь у меня есть ваш облик, за который я вас благодарю, потому что это снимает годы и десятилетия с меня, и я так благодарен за это! У меня есть ваш лик. И предполагаю, что ваш облик – это мое занятие. А ваш настоящий бизнес не в вашем облике, который вы оставляете мне и другим. Ваше дело, по крайней мере, сегодня, это ваша реальность. Откуда появляется ваш облик. Вы понимаете?

Видите ли, у вас есть облик Дагласа сейчас. И это очень важно. Я не преуменьшаю это. Наш человеческий лик чрезвычайно важен. Вопрос в том, где он находится, и КОМУ он принадлежит? Мой облик не здесь, в Сердцевине. Мой облик не в центре, не правда ли? Если вы подойдете ближе ко мне, вы потеряете меня. Поэтому, чтобы найти меня, вы должны быть вне центра. Чтобы иметь облик Дагласа, вы должны быть по меньшей мере на расстоянии в метр от него, не так ли? Тогда вам открывается его облик. И он принадлежит вам. Он ваш.

Headless on Youtube


Click here for workshops with Richard Lang


Click here for information on online hangouts
Click here fora free e-course
Click here for our online shop
Click here to get the free Headless iPhone app
Click here for downloadable videos of Douglas Harding
Click here for the Latest News
Click here to Donate