Делясь этим с детьми

Джон Хокинс (написано в 1970-е годы)

Как взрослые, мы осознавали, что Здесь находится пустой центр мира, вокруг и внутри которого все живет, дышит и имеет сущность. В некоторых аспектах это осознание мало влияет на жизнь: человек все равно выглядит так же, история человека не изменилась, и его реакция на события осталась той же. Изнутри, однако, нет аспекта жизни – от переменчивых чувств и мыслей, до движения грузовика за окном – которое не революционализировано знанием того, что все это принадлежит в конечном счете одному человеку. Это странное, почти магическое знание секретно по своей природе. Индивидуальная необходимость и способность делиться этим меняется, как делают все другие человеческие черты. Один особый вопрос иногда возникает: должны ли мы делиться этой правдой с нашими детьми?

Давай сначала посмотрим на возможные проблемы, связанные с посвящением в это детей. Я проводил рабочие семинары в детских садах и младших классах школы. Упражнения были встречены с большим энтузиазмом, но доминирующее чувство всегда было такое: “А что дальше?” В разговоре с классом или дома я подхватываю любую зацепку, подсказанную детьми, чтобы подтвердить или расширить правду (например, когда Ханс указал, что место, за которым он сидел на ужине, пустовало). И всегда тема мгновенно перескакивает на “Какой цвет тебе нравится?” или “Ты видел эту программу вчера вечером?” Почему интерес такой ускользающий? Почему мы уходим от сути? Возможно, ответ просто в том, что нет сути, которую надо выделить. Дети находятся в процессе создания индивидуальных Я, лиц, за которыми они живут. Им надо забыть свое изначальное всесилие для того, чтобы быть принятым обществом и действовать, как они и выглядят – один из толпы. Парадоксально, «Видящим» взрослым сложно ставить детей на их место. Действительно, если нам не удастся, то результат может быть ужасающим. (У нас в деревне есть специальный класс для детей, страдающих аутизмом, и их поведение указывает на то, что им не удалось выполнить этот самый необходимый переход. Некоторые, например, ужасаются или приходят в бешенство от одного вида зеркала; другие, услышав еще один детский крик, спросят, не ушиблись ли они сами)

Однако, при нормальном течении социальной жизни, процесс ‘придания чаду лица’ случается достаточно естественно, и не требует специальных усилий с нашей стороны. Его родители являются первыми моделями того, на что ребенок должен быть похож. Позже, когда он превращается в уникального человека, очевидно, что будет какое-то отторжение этих ранних моделей – реакция, которая достигает максимума в отрочестве. Есть ли тогда опасность, что делясь Видением с нашими детьми с раннего возраста, они не захотят его в дальнейшей жизни? Является ли Видение темой, которую следует избегать любой ценой? Должны ли мы отказывать нашим детям в единственном даре, который мы бы хотели, чтобы у них он обязательно был?

Факт в том, что никто не может надеяться на то, что удастся скрыть, даже в случае большого желания, приверженность человека к жизни в центральной пустоте. Дети настолько быстро соображают, что можно всегда на них положиться, чтобы различить подлинные ценности в жизни. Подумай о том, как быстро они эксплуатируют любую слабость в незнакомце, в няне-сиделке или в новом учителе – они сразу чувствуют любую область, в которой взрослый чувствуют себя неуверенно. Так же, они почувствуют единственную вещь, в которой взрослый не уверен – в своей реальной идентичности.

А как насчет того, чтобы напрямую поделиться с детьми опытами с бумажными мешками, «снятием лица», и т.д.? Я обнаружил, что самый естественный подход - не делать ничего, а просто оставить «оборудование» в доме. Дети неизбежно обратят внимание и захотят попробовать. Правило тогда в том, чтобы позволить Пустоте говорить, чтобы открытия последовали только пока у детей есть интерес и понимание. Они, возможно, проделают упражнения снова – как они периодически вытаскивают игру «Монополия» – с возможностью более полного понимания.

Если в процессе этих обсуждений возникнут религиозные термины, есть ли опасность конфликта с христианской традицией, преподаваемой в школе или в сообществе? Должны ли мы пытаться защитить наших детей от множества врожденных ошибок популярной религии? К счастью, дети не очень обеспокоены несовместимостью идей. Они без вопросов одновременно принимают многие логически несовместимые взгляды, думая о Боге, живущем в облаках, например, понимая все о движениях планет, формировании погоды, космических полетах, и т.д. Они могут легко добавить Бога: как Пространство, из которого мы смотрим, к слову говоря.

Существуют много параллелей в том, как делиться Видением с детьми, и как говорить о сексуальности. Обе темы являются табу во многих домах и классах. Правило для взрослых одно и то же в каждом случае: будь честным, отвечая на вопросы и придерживайся задаваемых вопросов, а не показывай избыточный энтузиазм, который бывает саморазрушающим, делая так, что субъект кажется особенным и не в главном русле жизни.

Тогда нам приходит на ум с помощью простого внимания создать пространство, в котором дети могут вырасти в уникальных индивидуумов. В этом процессе мы должны быть готовы видеть их, по крайней мере, временно потерять контакт с тем, Кто они есть в действительности. Закончат ли они цикл и начнут ценить их Подлинную Природу, когда повзрослеют, мы определить не сможем. С нашей стороны, лучшая политика – это терпеливое надежда на Пустоту, чтобы она решила, в чем в конце концов ее собственные проблемы.

Наверх

Тренинги и семинары по психологии
Click here for Youtube Videos with Russian subtitles
Headless on Instagram

Click here for Headless Podcasts
Click here for workshops with Richard Lang


Click here for information on online hangouts
Click here fora free e-course
Click here for our online shop
Click here to get the free Headless iPhone app
Click here for downloadable videos of Douglas Harding
Click here for the Latest News
Click here to Donate